Вверх страницы
Вниз страницы
Приветствуем Вас на ASOIAF: Year of the False Spring — форумной литературной ролевой игре по мотивам цикла романов «Песнь Льда и Пламени» Дж. Р. Р. Мартина и сериала канала HBO «Игра Престолов». Действия сюжета берут свое начало в Год Ложной Весны, предполагается альтернативное развитие событий.


начало третьей луны, 281 год от З.Э.
эпизодическая система игры, 18+



гостеваяперсонаживнешностисюжет
путеводительнужныеакциишаблон анкеты
помощь с внешностью

12/09
Свершилось! После длительной заморозки проект снова возвращается с новыми силами, идеями и скорректированным админ-составом. Ну и конечно же, такое событие не может произойти без поощрений игрокам, ради которых и создавался форум. А потому целую неделю (с 12.09 по 19.09) будет идти прием игроков по УПРОЩЕННОЙ АНКЕТЕ!

ASOIAF: Year of the False Spring

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ASOIAF: Year of the False Spring » Заброшенные эпизоды всех времён » призраки с дженни танцуют в чертогах былых королей; comp


призраки с дженни танцуют в чертогах былых королей; comp

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[zag]призраки с Дженни танцуют в чертогах былых королей
Кейтилин Талли & Петир Бейлиш;
третья луна, 281 год от З.Э.; Риверран; comparative
[/zag]

http://funkyimg.com/i/2fMqF.png
this is the end you know
the plans we had went all wrong
we ain't nothing but fight and shout and tears
http://funkyimg.com/i/2fMqG.png

+4

2

Вечером Риверран был тоже прекрасен. В башнях мигали огни, слышался плеск реки, щебетали последние птицы. Кейтилин любила вечером выходить в опустевший двор, чтобы собраться с мыслями или наоборот, чтобы освободить голову и расслабиться, позволяя ветру играть с распущенными волосами и щекотать её лицо и шею. Сейчас ей тоже хотелось наслаждаться жизнью и каждым мгновением. Некая грусть опустилась на плечи Кет. Ведь сколько ещё таких вечеров у неё осталось? Не столь много. Весна принесёт перемены, глобальные. Всё не будет как прежде. Возможно, будет и лучше, но дело не в этом. Отпускать всё привычное может быть непосильно тяжко. Она привыкла к своей жизни в Риверране. К определённому порядку дней и дел, к людям вокруг, к близости родных и друзей. Вдруг, больше нигде у неё не получится быть самой собой, той Кет, которую все знали последние шестнадцать лет?
Хотя незачем думать об этом. Она улыбнулась, прогоняя тем самым прочь страхи и сомнения, пусть они её оставят. Впереди тёплые дни, впереди солнце и много хорошего. Её успокаивал сам Риверран. Его спокойствие и стойкость. Речной воздух наполнял лёгкие, он пахнет иначе, чем море или леса. Запах дома она запомнит на всю жизнь.
Послышались шаги. Или ей показалось? Кто-то тоже решил после ужина выйти во двор, ну или кто  из слуг забыл что-то сделать. Может, стража проверит ворота. Сейчас Кейтилин не хотелось, чтобы её нашли. Она зашла в небольшой закуток рядом с конюшней. Места тут  было не столь много, но и любопытный глаз в сумраке её не заметит, если не будет искать намеренно. Но сомнительно, что в этот час она может кому-нибудь понадобится. Это её ритуал, её десять минут, прежде чем вернуться в свои покои, заняться вышивкой, после затушить свечу и лечь спать, надеясь, что сон настигнет её раньше, чем многие смешанные мысли.
Она чуть поёжилась от очередного порыва ветра, который напомнил ей о недавней зиме. И о том, что надо бы запахнуть плащ. Возможно, он слишком лёгок для этого вечера. Но ей и хотелось лёгкости. Слишком утомлённой Кейтилин себя чувствовала себя в последнее время. Приготовления к свадьбе дело хлопотное и ей приходилось этим заниматься. Подбирать блюда для праздничного стола, выбирать гостей, думать про дату и платье, каких певцов позвать… Это и радовало, и утомляло одновременно. Но она и себе бы не позволила признаться, что устала. Просто уже вечер, день был длинным. Ещё пять минут и она пойдёт отдыхать в тепло и уют родного замка. Пять минут.

+3

3

    Со дня объявления о помолвке между Кейтилин Талли и Брандоном Старком Петир ходил, как в воду опущенный. От его прежнего весёлого и неугомонного нрава не осталось почти ничего: хмурые взгляды исподлобья, односложные беседы, нежелание проводить время со старыми друзьями. Он почти не ел и очень мало спал. Ему никак не удавалось застать Кейтилин одну. Она порхала по Риверрану, всегда слишком занятая, чтобы уделить пару минут своего драгоценного времени Петиру, слишком погруженная в ранние предсвадебные хлопоты, чтобы заметить его существование.
    «Почему она не в отчаянии?» — думал он, глядя, как солнечно Кейтилин улыбается, разбирая ткани, из которых вскоре ей сошьют подвенечный наряд, — «Её выдают замуж против воли, за человека, которого она не знает, почему же она... безмятежна?».
    Петир раньше никого не ненавидел так, как жениха Кэт.
    Чтобы занять себя чем-нибудь, он начал собирать всю известную информацию о нём, в надежде, что найдётся гадкий слух, могущий заставить лорда Хостера передумать, но не преуспел. Расклад получался простым и оттого мучительным.
    Брандон Старк — наследник Винтерфелла, будущий хранитель Севера. Петир Бейлиш — пустое место. Лорд без лордства. Наверняка один только двор хвалёного Винтерфелла больше всех земель, принадлежащих Бейлишам. Когда Петир представляется, собеседники непременно интересуются, откуда он родом. «Где это?» — переспрашивают они. Или не переспрашивают, ведь им нет до него дела. «Персты» ни в ком не вызывают трепета. Часть Долины, не самая значимая. Продуваемые всеми ветрами клочки скалистого побережья. Чайки да овцы — вот и всё их богатство. Старки же знамениты и  влиятельны. И бедными их не назовёшь. Их род знают и уважают во всём Вестеросе. Кейтилин, старшей дочери лорда речных земель, не подойдёт партия мельче.
    «Но я люблю её», — упрямо повторял себе Петир, — «Так же сильно, как Принц Стрекоз любил свою Дженни из Старых Камней, даже сильнее. Кейтилин так хороша, и с цветами, вплетёнными в волосы, и без. И она любит меня. Мы обязательно будем вместе. Вопреки всему. Как же иначе?».
    Вечером, услышав от слуг, что леди Кейтилин вышла во двор, Петир, недолго думая, отправился разыскивать её. Концентрация злости, непонимания и отчаяния бурлила и кипела в нём, не позволяя сидеть на месте. Он перебирал в памяти все детали, даже самые ничтожные: её поцелуи, сладкие и томящие, звонкий смех в ответ на его шутки, тёплый блеск в глазах, когда кто-то хвалил его при ней. Она всегда высоко о нём отозвалась. Утверждала, что он пойдёт далеко. Не может быть, чтобы Кейтилин не любила его. Она обязана подчиняться отцу, только и всего. Любовь преодолеет долг дочери перед родителями. У Талли останется Лиза — почему бы не выдать её за северянина, а Петира с Кейтилин не оставить в покое? Лиза всегда завидовала высокому положению Кэт в Риверране. Ей понравится быть единоличной хозяйкой большого замка.
    Петир представил, как маленькая Лиза в дорогих мехах и украшениях важно разгуливает по широким коридорам Винтерфелла, помыкая слугами, и не смог сдержать весёлого, но немного нервного смешка.
    Всё это лишь далеко зашедшее заблуждение, только и всего. Ему следовало рассказать Кейтилин о своих чувствах раньше, и они уже давно придумали бы какой-нибудь план.
    И всё же Петир волновался. Какую бы идиллическую картинку он себе ни нарисовал, здравый смысл подсказывал, что на пути к счастью придётся столкнуться со многими трудностями. Вдруг Кэт побоится идти против воли отца? Вдруг ей понравится Брандон Старк?
    Сначала он прошёл мимо конюшни, но потом какое-то шестое чувство, не иначе, заставило вернуться и посмотреть лучше. Тогда он заметил стройную фигуру девушки, скрытую в тени, и подошёл ближе.
    — Кэт, это я, — Петир остановился в нескольких шагах от девушки, не решаясь подойти ближе, не решаясь сделать то, чего хочется больше всего — протянуть руку и взять её ладонь в свою, — Я искал тебя, я хотел поговорить… — он сглотнул, перебарывая волнение, — Ты не должна выходить за него замуж.
    Им может и не представиться другого шанса поговорить наедине, поэтому Петир не стал долго ходить вокруг сути беседы.
    — Я не говорил раньше… но я люблю тебя. Не так, как Лизу или Эдмара. Той любовью, о которой поётся в песнях.
    В густой тени он не мог видеть лица Кейтилин, а оттого говорить было и сложнее, и проще в одно и то же время.
    — Неправильно, что нас хотят разлучить. Но мы можем всё изменить. И изменим. Только скажи, что ты тоже… тоже этого хочешь.

+5

4

О, шаги ей не послышались. Но она пока не знала, кому они принадлежат. А сейчас ей совсем мало кого хотелось бы видеть. Кейтилин поняла, что устала. Она бы с радостью хоть на один день вернулась бы в далёкие дни детства, более беззаботные и наивные, красочные в своей невинности. Играть в игры, прятаться от слуг, воровать пирожные с кухни украдкой и улыбаться под взором отца, который так старался быть строгим к своей Кошечке.
Сердце даже защемило от этих мыслей и воспоминаний. Как это было недавно и в то же время столь давно. Потом всё завертелось и закружилось. Она не жалуется, нет, конечно. Ей комфортно и уютно в своей роли, она на своём месте. Она даже может собой гордиться. Леди Талли должна быть именно такой. На первом месте у неё семья, о которой она всегда заботится, которую любит и готова по-своему оберегать. И сейчас невозможно даже представить, на кого она будет изливать всю эту свою заботу и любовь за много лиг от родного дома.
У тебя будут дети. Именно для этого и заключаются брачные союзы.
Мысль, такая естественная и простая, скользнула в её ум и от неё внутри будто что-то сжалось. Да, конечно, всё так. Она будет матерью, она сделает всё, чтобы быть хорошей матерью. Но почему-то сейчас, когда будущий отец детей был определён, эта мысль вызывала странные ощущения. Не хотелось думать об этой части своего долга. Сложно представить, как делить ложе с тем, кого не знаешь. Неужели долг выглядит и так тоже? Она не любит песни и баллады (точнее мало какие ей нравятся), потому что они бывают слишком глупы и банальны. Но, может, хоть что-то в её жизни должно диктоваться чувствами и любовью? Хотя долг важнее. Долг и честь, на этом строится её роль в семье. Картинка складывается лишь так.
А между тем он подошёл к ней. Даже света не нужно было, чтобы узнать Петира. Она знала его с детства и угадывала его движения, походку и силуэт. И, конечно, его голос.
Кет позволила улыбке появиться на губах и отошла от стены, снова поправляя свой плащ. Дни весенние, а ночи всё ещё зимние. О, как не хватало ей южного летнего тепла и солнца, цветущих деревьев, щебета птиц и бурного течения рек. 
Но от его слов улыбка её стала немного озадаченной. О чём он? Как это не должна? Что-то случилось? Изменилось?. Тревога и недоумение. Она действительно на долю секунды допустила мысль о том, что с Брандоном Старком что-то случилось или по каким-то причинам отец разорвал помолвку, ну или Петир что-то знает… Может, у Старка из Винтерфелла уже есть тайная жена? Но эти сомнения отлетели прочь и исчезли в сумраке вечера после следующих слов Бейлиша.
И тут всё стало ещё сложнее. Ей не хотелось его обидеть и задеть. Она тоже любила его, но как младшего брата, как доброго друга. Она в него верила и желала только добра. Но никаких романтических чувств к Петиру Кейтилин не питала. Она ведь не должна была ничего такого чувствовать. Это недопустимо и неприемлемо, а значит не для неё.
- Ох, Петир… Мне греют душу и льстят твои слова. – Она вновь улыбнулась, тепло и искренне. Сделала ещё шаг к нему и взяла его руки в свои, сжав пальцы в знак ободрения. Ничего более она в этот жест не вкладывала. Просто не хотела задеть его чувства или ранить. Эти безумные юношеские влюблённости всегда рано или поздно проходят, и его тоже пройдет. Через несколько лун он сам со смехом вспомнит об этом. Он наверняка вырастет обаятельным юношей и какая-нибудь милая девушка будет счастлива видеть его рядом. Но Кейтилин старше, Кейтилин леди Риверрана, старшая дочь Хостера Талли и совсем скоро она выйдет замуж.
- Мы не всё можем изменить, мой друг. Некоторые вещи решать не нам. – Её голос звучит тепло, но твёрдо. Она уверена в своей правоте. Она не видит альтернатив, потому что их не может быть. Она даже фантазии особо не пускает в свою жизнь. Лиза любит мечтать, но у Кейтилин нет на это времени. – У тебя впереди блестящее будущее, я верю. Но сейчас тебе нужна поддержка моего отца. И хорошие знакомства. Нельзя гневить тех, кто выше нас. – Кет качает головой, говоря эти прописные истины. Удивляется про себя. Петир всегда казался ей умным. Неужели любовь лишает людей разума? Стоит надеяться, что ненадолго. Ведь она в него верит.
- И у меня тоже есть своё будущее. Сейчас мне не хочется покидать дом. Но это мой долг, в этом моё предназначение – быть леди и женой. А Старк хорошая партия. И вряд ли отец отдал бы меня кому-нибудь дурному. – Она успокаивает его. И себя тоже. Потому что сложно всегда казаться спокойной и безмятежной. Сложно смеяться вместе с Лизой за вышиванием, когда стежки будто не хотят изображать лютоволка. Она действительно готовилась к этому всю жизнь, но когда свадьба подступает так близко… Ей немного страшно. Хотя слова Петира лишь вносят смуту в её мысли и чувства, она благодарна ему, что он так неравнодушен к её судьбе. Хороший мальчик, действительно милый сердцу друг.
- Всё не заканчивается со свадьбой. Я буду вам писать. Тебе, Лизе, Эдмару, папе и дядюшке. Я буду вас навещать. Никогда не забуду о днях, что мы проводили вместе. А разлука лишь сделает встречи более радостными.
Утешает как может и сама в это верит.

+4

5

    За утешительной речью Кейтилин Петир не услышал главного. Он не услышал твёрдого «нет». Прочие же слова были лишь декорациями к заветному «да». Мальчишка позволил себе мимолётно улыбнуться страхам Кейтилин, ощущая небывалый прилив уверенности. Да и как было не ощутить? Кэт проявляла женскую слабость, и он, Петир, чувствовал себя рядом с ней едва ли не всемогущим. Сильным, способным на многое. Рыцарем. Когда Кейтилин шагнула ближе к нему и взяла за руки, Петир обнаружил, что они с нею стали одного роста. Вопреки опасениям риверранского мастера над оружием, он всё-таки рос. И хотя ему никогда не сравниться статью с такими прославленными воинами, как, например, Бринден Талли, на свою жену он будет взирать не снизу вверх.
    — Ничего не бойся, — Петир поднял руки Кейтилин и прижал к своей груди, не в силах перебороть этого желания. В темноте было трудно что-либо разглядеть, но лицо Кэт оказалось так близко, что и вглядываться не приходилось — или, быть может, он слишком хорошо знал её черты и мог по желанию воссоздать в памяти до малейшей детали, — Мы можем поступать, как захотим. Послушай, Кэт…
    Она могла чувствовать, как бьётся его сердце — ровно и спокойно, доказывая недюжинную уверенность. Кейтилин должна была понять, что Петир уже не маленький мальчишка, погруженный в несбыточные фантазии и детские сказки. Он почти взрослый. А уж умом превосходит многих гораздо старше летами. Кроме того, он знает её: её образ мыслей, привычки, страхи и надежды. Он единственный может её осчастливить.
    — Мне нет дела ни до кого, кроме тебя. Мне не нужны ни поддержка, ни знакомства, ни положение… — он примолк, понимая, что сказал не полную правду. Каким бы сильным он себя сейчас ни ощущал, мысли всё же немного разбегались и путались. Петир глубоко вздохнул, сосредотачиваясь, крепче сжал ладони Кейтилин. — Не нужны в королевстве, где мы не можем быть вместе. Но Вестерос — не единственное место в мире, Кэт.
    Сейчас следовало говорить гораздо осторожнее. Петир знал, насколько Кейтилин привязана к своему дому, к своему положению, к своему долгу, хотя сама она могла отрицать эту привязанность, и насколько претит ей мысль оставить всё ради ничего. Следовало показать ей, что с ним, поправ проклятый «долг», она получит больше, чем с кем-либо другим, «долг» этот исполняя. И, коль скоро она желает променять его на Брандона Старка, ей стоит понять, насколько жалок Винтерфелл по сравнению с его будущими владениями.
    — Ты наверняка знаешь, что мои предки прибыли в Долину из Браавоса… я мог бы вернуться туда. Мы могли бы. Или поедем в Пентос, неважно. В вольных городах титулы имеют малый вес, — быть может, Петиру и хотелось стать однажды лордом, и не только ничтожных Перстов, но выбор между лордством и Кейтилин был для него очевиден. — Человек, обладающий умом и деловой хваткой, за Узким морем легко пробьётся наверх. К тому же, у меня есть план. Я раздобыл лодку, кое-какие припасы и скопил немного денег, на первое время нам хватит с лихвой. Но я заработаю больше, гораздо больше. Я далеко пойду. У тебя будет самый большой и красивый дом, настоящий дворец, если захочешь, тебя назовут Королевой Вольных городов, а твоим нарядам будут завидовать знатные дамы во всех частях света…
    Насколько Петир знал Кейтилин, ей приятнее будет владеть небольшим, но достойным поместьем, самой воспитывать детей и жить в согласии и гармонии с любимым супругом. Но раз уж он может пообещать ей жизнь, достойную королевской, разве не обеспечит и таким простым счастьем?
    — Со мной ты никогда ни в чём не будешь нуждаться. Тебе не придётся исполнять постылые долги перед стариками, цепляющимися за свой порядок как за единственный способ устройства жизни. Не придётся отдавать себя на заклание холодному северянину.
    Он говорил серьёзно, воодушевлённо, и искренне верил в сказанное. Слова, прежде не желавшие складываться в гладкую речь, текли плавно, неторопливо и неумолимо, как бурный поток Трезубца.
    — Я сделаю тебя счастливой. В твоей жизни будет всё так, как ты сама пожелаешь.
    В юности естественно верить, что ни общество, ни Боги не сумеют помешать тебе выстроить свою судьбу своими же руками, но Петир опирался не только на мальчишеский задор. Он был не то что прочие влюблённые юнцы. Такие, как он, появляются на свет не чаще раза в поколение. Даже Кэт это признаёт. Или вскорости признает.

+2


Вы здесь » ASOIAF: Year of the False Spring » Заброшенные эпизоды всех времён » призраки с дженни танцуют в чертогах былых королей; comp


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC