Вверх страницы
Вниз страницы
Приветствуем Вас на ASOIAF: Year of the False Spring — форумной литературной ролевой игре по мотивам цикла романов «Песнь Льда и Пламени» Дж. Р. Р. Мартина и сериала канала HBO «Игра Престолов». Действия сюжета берут свое начало в Год Ложной Весны, предполагается альтернативное развитие событий.


начало третьей луны, 281 год от З.Э.
эпизодическая система игры, 18+



гостеваяперсонаживнешностисюжет
путеводительнужныеакциишаблон анкеты
помощь с внешностью

12/09
Свершилось! После длительной заморозки проект снова возвращается с новыми силами, идеями и скорректированным админ-составом. Ну и конечно же, такое событие не может произойти без поощрений игрокам, ради которых и создавался форум. А потому целую неделю (с 12.09 по 19.09) будет идти прием игроков по УПРОЩЕННОЙ АНКЕТЕ!

ASOIAF: Year of the False Spring

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ASOIAF: Year of the False Spring » #Штормовой Предел » Escape from Harrenhall [comp]


Escape from Harrenhall [comp]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[zag]Escape from Harrenhall
Eddard, Ricard and Lyanna Stark;
начало третьей луны, 281 год от З.Э.; лагерь неподалеку от Харренхолла; comparative
[/zag]

http://se.uploads.ru/SVQJv.gif http://se.uploads.ru/2YZ1S.gif
http://s9.uploads.ru/oe8uB.gif http://s6.uploads.ru/CtHDS.gif
http://s9.uploads.ru/iJfby.gif http://sh.uploads.ru/cOSkr.gif

0

2

Обычно наставлениями для юной Лианны занимался Брандон. Он является тем человеком, который не всегда предпочитал молчать, особенно, если дело касалось младшей сестры. Наследный сын Рикарда Старка всегда был тут как тут, когда леди севера умудрялась совершить какую-нибудь беспросветную глупость. Он и отчитывал Лианну, он и прикрывал ее, но заботился по-братски, если не по-отечески.

Эддард любил свою сестру всем сердцем и, в отличии от своего старшего брата, понимал Лианну почти всегда и почти всегда ее поддерживал. Он - тихий волк, тень наследного лорда Винтерфелла, но рядом с сестрой он не мерк, а напротив, таял и обретал какую-то задорную молодецкую силу. Он чувствовал, что не одинокий, что его стая живет. Он видел эту живую кровь в своей сестре, которая не давала северу окончательно заледенеть в своих летних снегах.

Лианну на юге считали дикаркой. Южане слишком мягкие и слишком правильные люди: на далеком севере люди были дикарями, в просторах необъятных морем земель тоже обитали дикари. Чем ближе люди проживали к Королевской Гавани, тем меньше они считались дикарями. Забавно.

Эддард тряхнул головой. Стук копыт глухо бумкал с каждым новым ударом о землю. Каждый, кто сидел в этой повозке, предпочитал молчать. Тихий волк делал это особенно искусно, глядя на свою сестру-"дикарку". Эта девочка удостоилась чести получить прекрасный венок от принца Таргариена, чем вызвала бурный всплеск эмоций, ненужных сплетен и волнения со стороны собственной семьи. Эддард сейчас волновался больше всего, потому что знал: когда Роберт узнает об этом инциденте, он непременно решит заступиться за честь своей будущей супруги и потребует от принца Рейгара объяснений, если не вызовет его на поединок. Разгоряченный Баратеон мог сотворить сейчас что угодно, посему необходимо было его каким-нибудь образом удержать от порывов эмоций. Сейчас же стоило вытянуть хоть каких-то разумных объяснений от леди севера прежде, чем случится что-нибудь очень плохое.

Но если Лианна действительно была в этой истории несчастной жертвой (а она была таковой, ведь правда?), то тихий волк сам бы взял оружие и заступился за нее. Правда, разница были лишь в том, что именно второй Старк отличался сдержанностью. Он предпочитал думать, а потом уже действовать, когда Роберт был полной противоположностью Эддарду. Но речь, собственно, сейчас о другом.

Хорошо, что Брандона не было рядом. Он должен будет нагнать их позже, а пока в повозке ехали только Эддард, Лианна и лорд Рикард Старк. Нед перевел взгляд на отца. Сейчас он даже не мог представить, что творится в голове у Старшего волка.

Будь бы Эддард на его месте, то непременно бы потребовал объяснений от принца Рейгара. Он бы сделал это не из-за страха потерять свое положение или уважение в глазах общества: Эддард этого никогда не боялся; он бы непременно сделал это, чтобы защитить честь своей сестры. Это было сейчас важно!

Неслышный вздох раздался от Неда. Тихий волк посмотрел на свою сестру, положив ладонь на ее руку. Он знал, что впереди будет тяжелый разговор и хотел как-то подбодрить волчицу. Эддард был уверен в том, что Лианна не подавала Дракону никаких намеков, никаких надежд, но ей это нужно было еще объяснить отцу, а потом и Роберту. Нед верил Лианне.

Тихий волк крепче сжал руку сестры. Мысли сумбурно катились в его голове, сменяя одну другим. Никто бы не мог подумать, что визит в Харренхолл закончится именно так.

+1

3

Покинуть Харренхолл пришлось как можно быстрее. Невнушительная процессия северян оставляла позади исполинский замок с его звенящим смехом и сладким вином, с молодыми рыцарями жаждущими легкой славы и шлюхами,  жаждущими их золота. Люди Старков не были рады столь быстрому и вынужденному отъезду — в конце концов, когда ты раз в десятилетие оказываешься на юге, тебе так или иначе наплевать на чьих-то обесчещенных дочерей и сестер, твоего ли лорда или хоть самого короля. Понимая это, Рикард не стал протестовать, когда за обозом увязались несколько непротрезвевших шлюх, покусившихся на скудное золото сопровождавших Старка людей.
Таким образом, вокруг царило какое-то неестественное оживление, которым, видимо, мужчины компенсировали себе оставшийся позади в Харенхолле праздник. До ушей лорда Старка то и дело доносились мешавшиеся с женским смехом радостные мужские разговоры. Как ни странно, не смотря на контраст со внутренним состоянием Рикарда, они даже успокаивали, являя собою роль некоего внешнего раздражителя, на который можно отвлечься. Правда, когда кто-то начал громогласно рассказывать шлюхе какую-то глуповатую шутку про северянина с запредельно большим детородным органом недалеко от Рикарда, Нэда и Лианны (шутка, вероятно, была рассказана в качестве некоей саморекламы), Старку пришлось  разразиться гневной тирадой на тему того, что если подобное еще раз прозвучит в присутствии его дочери, то автор сего будет завидовать детородному органу совершенно любого размера, ибо оного более иметь не будет.
На саму Лианну, равно как и Неда, Рикард старался не смотреть, потому как совершенно не представлял, что именно он должен им сказать. Он был зол. Зол на Лианну, зол на молодого Таргариена, зол на Брандона — который чуть было не развязал войну за полчаса в порыве заступиться за честь сестры, на Уолтера Уэнта с его треклятым турниром и на Джона Аррена, которому непременно нужно было настоять на присутствии лорда Винтерфеллла в Харренхолле. Рикард был убежден, что его седые волосы заслужили хотя бы того, чтобы их владелец не видел прилюдного оскорбления своей дочери. Или хотя бы не видел на ее лице какого-то глупого женского счастья по факту оного.
Тогда все произошло столь неожиданно, что Рикард даже не успел сразу понять, что что-то произошло.  Какая невероятно абсурдная глупость — принц Таргариен перепутал северянку со своей женой? Или с леди Уэнт? Эх, в такой толпе, с залитыми потом бурной схватки глазами и сбившимися от бьющего в голову адреналина мыслями сложно порой понять такую несказанную мелочь, как какой именно черноволосой женщине вручать этот чертов венок. Какой ошеломляюще смешной и нелепый казус. Мимолетный, конечно же. И вот сейчас в этой вязкой, ужасающей тишине раздастся громыхающий хохот Роберта Баратеона, а потом и прочие присутствующие  присоединяться к нему с беззлобным добродушием, а принц поднимет наконец забрало, проморгается и рассыпется в тысяче извинений. А потом братья Старки будут шутливо изводить сестру этой совершеннейшей глупостью, как и ближайшие Рейгару Таргариену рыцари Королевской Гвардии. - его. Все это будет недолго — может, пару недель, прежде чем этот мимолетный, совершенно незначительный и глупый эпизод забудется.
Но венок оказался именно в тех руках, в которых он должен был оказаться согласно намерениям Молодого Дракона. Кажется, до лорда Рикарда это дошло окончательно лишь в тот момент, когда он увидел, как несколько человек сдерживают Брандона от убийства принца. И, нужно сказать, что в первые мгновения он был солидарен с сыном. Есть вещи, которые нужно смывать кровью. Довольно быстро, правда, Рикард подумал, что смывать их следует, конечно, своей кровью или кровью обидчика — но никак не кровью всех тех людей, которым придется умирать в войне, что развяжет Брандон если сейчас доберется до молодого Таргариена.
- Ты выходишь замуж за Роберта Баратеона. Ты помнишь об этом, девочка? - произнес наконец Рикард. Кажется, это были первые слова, которые он сказал своей дочери с того самого эпизода на турнире. Он даже не смотрел на Лианну — скорее куда-то перед собой. Он констатировал совершенно очевидный факт, но ему казалось, что произнести это вслух — необходимо. С этими словами к нему самому пришло какое-то странное осознание всего того, что происходило в Харренхолле. Конечно, Рейгар Таргариен не мог просто так выбрать из толпы какую-то девушку и нарушить все нормы этикета с остервенением безумца. Что-то связало этих двоих. Та спетая Таргариеном баллада, что довела Лианну до слез? Или что-то еще?
-Баратеон не поет сопливых песенок. - продолжал Рикард. - И рожа у него не такая смазливая. Но он твой будущий муж. И если он сейчас перерезал щенку Эйриса глотку — то лично я это сочту поступком благородным и правильным.
Он не представлял себе, что ему когда-либо придется говорить своей дочери такие слова. Следующая мысль была для него особенно тяжелой. Поэтому Рикард достал мех с вином, который ему предусмотрительно поднес перед поездкой Мартин Кассель, и сделал несколько больших глотков.
И если Вы дали принцу Таргариену обесчестить себя, миледи, то Вы ответите за это по всей строгости. - он сказал это отчужденным и нарочито дежурным тоном, после чего еще раз выпил вина. Наконец, он посмотрел на Лианну, то ли в надежде найти какие-то следы раскаяния, то ли рассчитывая, что сейчас она объяснит своему отцу все произошедшее и заверит его в отсутствии каких угодно отношений с принцем. Взгляд его, как назло, пал на венок, что дочь сжимала в руках — и этот венок сейчас был как особенно едкая, больная и унизительная пощечина после того, как тебя и без того растоптали ногами.
- Ты не выбросила эту дрянь? После того, как Таргариен прилюдно оскорбил тебя, меня и твоих братьев? - почти прокричал он. - Он отнесся к тебе, как к шлюхе с севера, как к безродной дряни, а ты довольна?

Отредактировано Rickard Stark (21 сентября 22:27)

+1


Вы здесь » ASOIAF: Year of the False Spring » #Штормовой Предел » Escape from Harrenhall [comp]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC